tautaspartija.lv


Долгая дорога в дюнах

На прошлой неделе премьер Латвии Айгарс Калвитис и премьер России Михаил Фрадков поставили подписи под парафированным еще летом 1997 года проектом договора о границе между Латвией и Россией. Что станет дальше с докуметом и с народами двух стран, попытался разобраться специальный корреспондент "МК-Латвия" Модрис АУЗИНЬШ.

Три дня под знаком прагматизма

Несмотря на стандартный протокол подписания документа, весь антураж подчеркивал значимость и — что особенно важно — прагматичность происходящего. Рядом с премьером России Михаилом Фрадковым сидели специалисты, оперирующие цифрами и фактами, старающиеся ответить на любой вопрос чуть ли не до того, как он успевал его задать:

"Положение на контрольно-пропускном пункте на данный момент?" — "В очереди стоят более 900 машин". — "Возможное место строительства нового КПП?" — "Ополи — Могили, на это есть и финансы, и политическая воля" и т. д."

Калвитис старался не отставать от коллеги, пообещав привлечь на строительство нового КПП европейские деньги. Оно и правильно, граница все-таки евросоюзная.

В какой-то момент Фрадков коснулся положения неграждан в Латвии, но за три дня визита латвийской правительственной делегации в Москве это было единственным упоминанием этой темы. Участник делегации, руководитель международной комиссии Сейма и бывший премьер Латвии Андрис Берзиньш, имеющий богатейший опыт переговоров с российскими политиками, признал, что собеседников словно подменили, а вместо былого имперского мышления царила сугубо деловая атмосфера. "Стратегия это или тактика, сказать трудно. Но все ровно приятно", — резюмировал Берзиньш.

Не менее конструктивным оказался час общения латвийской делегации с президентом России Владимиром Путиным. Российский президент реабилиторовал в глазах своих сограждан латвийские шпроты и не исключил возможность встретиться со своей коллегой Вайрой Вике-Фрейбергой. На фоне вялотекущей холодной войны последних лет это прорыв в отношениях двух стран.

Мечты и перспективы

Что же касается практической стороны хозяйственной деятельности, то тут в первую очередь необходимо отметить все тот же план создания нового КПП. Новые мощности возводятся лишь в случае гарантии их последующей загруженности.

Перспективной можно считать встречу участников латвийской делегации с главой компании "Газпром" Алексеем Миллером. Правда, он не накормил нас обещаниями поставки дешевого газа, но на это никто и не рассчитывал. Более того, Владимир Путин открытым текстом сказал, что даже на российском внутреннем рынке тарифы на газ в ближайшее время будут доведены до мировых. Но руководитель "Газпрома" достаточно ясно дал понять, что вопрос о строительстве в Латвии еще одного газохранилища ему представляется интересным.

Пока рано вслед за Калвитисом обольщаться перспективой возврата в Латвию нефтяного транзита. Хотя эта тема на переговорах и была затронута, в самой компании Ventspils nafta сегодня царят разброд и шатание. Узнав из первых уст, что латвийское правительство уже не имеет ни малейшего влияние на эту компанию, Путин лишь многозначительно подтвердил, что нефти у России хватит и на перевал через Латвию. Вернется она сюда или нет, в первую очередь будет зависеть от сугубо экономических факторов. Политических преград для этого больше не существует.

Самым же большим выигрышем от подписания договора станет общее оживление хозяйственных отношений. Вице-спикер Российской думы Артур Челенгаров, по совместительству и совпадению заведующий направлением сотрудничества со странами Балтии, не скрывал, что этот документ даст старт быстрому рассмотрению целого ряда двусторонних соглашений, которые снимут массу проблем и бюрократических преград в экономическом сотрудничестве. Дай-то бог!

А судьи кто?

Пока Еврокомиссия, НАТО и прочие, в данном контексте прогрессивные силы, поздравляют нас по случаю подписания договора, местная оппозиция собрала необходимое количество подписей для его конституционного оспаривания. Порой складывается мнение, что кто-то специально морочит голову общественному мнению, пугая подписантов для начала Конституционным, а потом и страшным судом.

На самом деле уже на одном из ближайших заседаний Кабинета министров документ будет рассмотрен и передан в президиум Сейма, откуда попадет на рассмотрение в комиссию. Тогда он пройдет первое чтение. Все три чтения могут занять пару месяцев. Российская дума также не собирается затягивать вопрос с ратификацией, и месяца через два с половиной закон может вступить в силу. Тогда на возможной встрече президента России Владимира Путина и президента Латвии Вайры Вике-Фрейберги может состояться обмен ратификационными грамотами.

Что же касается жалобы 21 депутата в Конституционный суд о несоответствии договора Конституции Латвии, то рассмотрение этого вопроса может занять от пяти до семи месяцев. На шуточный вопрос о том, "как будут судить — по закону или по понятиям?", Андрис Берзиньш отвечает:

- Если бы международные отношения основались только на юрисдикции, политики вообще не были нужны. Государствами управляли бы юристы. На случай, если Конституционный суд признает, что договор является нарушением главного закона Латвии, господин Берзиньш приводит исторический прецедент. Полтора года после вступления Франции в ЕС и подписания Маастрихского соглашения выяснилось, что этот документ противоречит Конституции страны. Франция не стала выходить из ЕС, а внесла изменения в Конституцию. Это ответственная политика, требующая взвешенных решений. Именно такие исторические моменты выявляют имена политиков, способных принять подобные решения.

Источник: MK Латвия

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha

 







Архив