tautaspartija.lv


Михаил Губин: Тайны сеймовских подземелий

В конце прошлой неделе в латвийском Сейме произошло поистине невероятное событие. Из числа тех, что случаются крайне редко. Если вспоминать аналоги, то нечто подобное было в Кремле в июле 1935 года.



Тогда в кремлёвском подвале чекисты обнаружили сейф, некогда принадлежавший председателю ВЦИК Якову Михайловичу Свердлову, уже 16 лет как покойному. Ключи он унёс с собой. В общем, чекисты сейф вскрыли и обнаружили там:

  • золотых монет царской чеканки на сумму сто восемь тысяч пятьсот двадцать пять (108 525) рублей,
  • золотых изделий, многие из которых с драгоценными кам¬нями, – семьсот пять (705) предметов,
  • кредитных царских билетов всего на семьсот пятьдесят тысяч (750 000) рублей.

И семь паспортов, заполненных на разные имена, в том числе и самого Якова Михайловича. О чем народный комиссар внутренних дел Ягода и доложил товарищу Сталину.

Вы, быть может, спросите, как можно сравнивать мрачный имперский Кремль с нашим Сеймом, образцом парламентской демократии? Но именно эта история и вспоминается, когда узнаешь о недавней находке.

Потому что в нашем Сейме тоже есть подвал. И там, как выяснилось, тоже есть сейф. Который тоже вдруг обнаружили и решили проверить его содержимое.

И что же вы думаете? В сейфе, как сообщила газета “Латвияс авизе”, были обнаружены документы Карлиса Улманиса, латвийского диктатора. Или, как его называли, вадониса.

Документов всего оказалось 14 и среди них – дипломатический паспорт Улманиса. А также разрешение на вывоз тысячи долларов США , выданное 20 июля 1940 года, и бумаги, свидетельствующие о том, что Улманис собирался уехать в Швейцарию. Что, впрочем, и так было известно.

Среди бумаг – просьба профессора Августа Кирхенштейна, которому Улманис передал президентскую должность, в генконсульство Латвии в Швейцарии, позаботиться о бывшем президенте. Просьба датирована 22 июля, а 21-го Народный Сейм объявил Латвию советской социалистической республикой.

Латышские историки предположили, что с этими документами Улманис 22 июня выехал в Москву. А в Ригу обратно в начале 90-х годов их привез секретарь Верховного Совета и потом посол в России Имантс Даудишс. В апреле 2002 года он неожиданно умер, но до этого про ценные документы ничего никому не сказал.

А они лежали в подвале Сейма лет этак 17. Весьма похоже на историю с паспортом Свердлова.

Вот ведь что получается. Латышские историки всюду сетуют, что их не пускают в российские архивы, не выдают дела репрессированных латышей, не знакомят с новыми находками.

А ценные документы из архивов КГБ, оказывается, спокойно лежат в Латвии. И никакие историки, даже президентские, о них не знают. Парадокс.

Неясно, как и где Имантс Даудишс добыл эти документы. Помогли ли ему в этом его партийные или кгбешные связи? А вот почему он молчал, понять можно.

Ведь выходит, что более чем через месяц после начала страшной оккупации, президент оккупированной страны спокойно получает дипломатический паспорт, деньги и разрешение на выезд в Швейцарию.

Правда, с этим паспортом едет в Москву. Кстати, уехал Улманис сам или его увезли, как это показано в фильме “Байга Васара”, до сих пор точно неясно. Быть может, он сам хотел пообщаться со Сталиным.

Не зря же среди найденных документов были и листки с цитатами из Маркса и Энгельса на русском языке, с пометками Карлиса Улманиса.

Но в любом случае, это не вписывалось официальную историческую концепцию. Особенно тогда, в начале 90-х годов.

С тех пор мало что изменилось. В прошлом году историк Гатис Круминьш нашел в архиве свидетельство о том, что 12 июня 1940 года Улманис внёс 5 тысяч латов на счёт латвийской Коммунистической партии. Став самым крупным ее спонсором. Среди латышской общественности разгорелся жаркий спор, историка обвиняли в отсутствии патриотизма.

Известно, что вместо Швейцарии Карлис Индрикович поехал в город Ворошиловск, ныне Ставрополь, и до начала войны работал агрономом. Потом был арестован, увезён в Туркмению, где и пропал.

Конечно, сейчас его действия можно назвать, мягко говоря, наивными.

Карлис Улманис в историческом музее.

Но он нигде не говорил об оккупации, сотрудничал с просоветским правительством, а 17 июня по радио заявил, что пришли друзья. И власть передал в рамках тогдашнего правового поля.

Впрочем, латышские историки с этим не согласны. Хотя в официальной версии событий 1940-го года много непонятного.

Самое же таинственное в этой истории то, что совершенно неизвестно, какие еще тайны хранят бездонные подземелья латвийского парламента. И что ещё там могут найти, если хорошо поищут.

Другое дело, что общество к некоторым находкам может оказаться не готово.

Источник: http://www.mixnews.lv

Автор: Soni
Добавлено: 22.10.2015 05:33
0

Wait, I cannot fathom it being so strtaghiforward.

Автор: Elyas
Добавлено: 21.10.2015 12:25
0

Clear, invermatifo, simple. Could I send you some e-hugs?

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha