tautaspartija.lv


Историк: Латвия превращается в Россию

Экс-депутат Верховного совета ЛССР, историк Арнольд Берзс в интервью Latvijas avīze рассказал, зачем написал хронику о "движении антилатвийских организаций в недавнем прошлом", почему у восстановления независимости было куда больше противников, чем кажется сейчас. Помимо этого Берзс выступил с откровением, что Латвия превратилась даже не в обрусевшую страну, а фактически в Россию и определил ближайшее будущее, в котором в ЛР появятся таблички с названиями улиц на двух языках. При написании хроники о "движении антилатвийских организаций в недавнем прошлом" под названием "Sarkanie burbuļi" ("Красные пузыри") у автора было две основные задачи, признал он. Первая – рассеять миф, будто независимость досталась Латвии как манна небесная, безо всяких усилий. Нет, говорит Берзс, этому многие противились. Стоит посмотреть на результаты выборов — они доказывают, что треть жителей Латвии тогда проголосовала за противников независимости (а это сотни тысяч).  Второй своей задачей историк счел разъяснить формы, в которых выразилось "русское имперское мышление в последней стадии коммунистического империализма", говорит он в интервью. Берзс признаётся: наблюдая события 90-х в России, знаменитое ельцинское "берите независимости, сколько сможете взять", он искренне надеялся, что СССР в итоге превратится в конфедерацию демократических государств. Но этого не произошло, центробежный процесс вскоре был жестко остановлен, пишет Ves.lv. В этом ярко проявился национальный русский характер, формировавшийся не менее шестисот лет, считает эксперт. Народное самосознание любого русского формировало расширение России, объединение русских земель, а затем присоединение к ним прилегающих территорий. Как только этот курс оказывается под угрозой — русские недовольны, подчеркивает Берзс. Именно эта черта заставила Ельцина отказаться от мысли дать независимость Чечне и пресечь сепаратистские тенденции в Татарстане. Русские обладают имперским мышлением — по словам Берзса, это так же очевидно, как единое мнение латышей об однозначном вреде советской оккупации. "Sarkanie burbuļi" в Латвии историк наблюдал с 1994 по 2004 годы. За это время свой красный цвет они постепенно сменили на оттенки российского триколора и георгиевских ленточек — иными словами, коммунистический империализм превратился в русский великодержавный, но мышление как было имперским, так и осталось. Страшно подумать, как это может отразиться на маленькой Латвии, говорит Берзс. Страшно было даже писать саму книгу. "Наш народ морально деградировал, — заявил историк о латышах. — Мы терпим унижения. Мы живем в страхе и позволяем собою управлять, включаем самоцензуру. Не противимся недопустимым вещам даже на бытовом уровне. Не так важно, какие люди участвуют в марше 16 марта — но если им сознательно кто-то мешает, разве его призывают к ответственности? Если человека на ровном месте обзывают "проклятым фашистом", то обидчика нужно задерживать и судить. Какое право у него так говорить безо всяких доказательств? Но возразить — мы боимся". Европа на словах учит всех толерантности, но по сути каждая страна ЕС остается национальным государством, заявляет автор "Sarkanie burbuļi". Приезжие, если они хотят остаться жить в Дании или Швеции, получить там работу, вынуждены заговорить по-датски и по-шведски. А в Латвии ситуация чрезвычайная и не похожая на то, что происходит в Западной Европе. И реакция большинства латышей только одна: "не нужно раздражать этих русских". Даже в латвийских официальных кругах это становится доминирующей политикой. Но всегда были и будут принципиальные вопросы, когда нельзя отступить — и тут защищать их латыши могли бы у русских поучиться, говорит Берзс. Первый такой принцип — территориальная неделимость. "Вы видели, чтобы Россия уступила хоть квадратный метр земли, на который наложила лапу? Царь, Временное правительство, коммунисты или теперешние правители — ни шагу назад. Курилы японцам не отдают, и другие земли тоже", — привел он пример. Основным принципом для Латвии является факт советской оккупации. Здесь латыши не могут отступить, подчеркивает историк. Это неразрывно связано с признанием суверенности государства. Фразу "признаю оккупацию Латвии" нужно включить в присягу депутата Сейма, считает Берзс. Невозможно отступить и в вопросе латышского языка как государственного, и любая интеграция возможна только на его основе. Потому-то и заходят в тупик попытки наладить отношения с Москвой, что всегда останутся эти противоречия, национальное самосознание против имперского, считает эксперт. Ну, учредили межгосударственную историческую комиссию — но невозможно же написать заключение, одинаково приемлемое для обеих сторон! (И это утверждает историк, ученый. — Прим. ред.) А Латвия тем временем уже превратилась не в обрусевшую Латвию, а фактически в Россию, заявляет Берзс. "Я живу в России — в квартире в Плявниеках". Берзс немного ностальгирует по временам Верховного совета. Тогда, говорит он, тоже было мощное противостояние, но перед своим роспуском ВС смог составить закон об выборах таким образом, что 5-й Сейм (первый после восстановления независимости) был преимущественно латышским. Русскоязычная фракция была представлена всего пятью депутатами. Но затем закон смягчили, Рубикс набрал силу, объединил четыре русских партии, и уже в 7-м Сейме у них было около 25 мандатов. Эти позиции русскоязычные политики не уступили, а теперь еще и расширили. Фактически так и будет, прогнозирует историк: национальные пропорции будут определять отношения и на политическом уровне. С этой точки зрения грядущие выборы, не исключено, позволят "Центру согласия" так "упорядочить коалицию", что он получит власть над всей Латвией. "Тогда наверняка появятся и таблички на двух языках с названиями улиц и всё остальное", — пугает Берзс мрачными перспективами читателей газеты Latvijas avīze.

Источник: http://www.novonews.lv/index.php?mode=news&id=119028

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha

 







Архив